vitaly_litvinov (vitaly_litvinov) wrote,
vitaly_litvinov
vitaly_litvinov

КРЫМ

В конце февраля или в начале марта, точную дату не помню, на имя главного инженера кременецкого табачно-ферментационного завода пришла бумажка из областной резиденции НТО, с предложением направить в Крым пару человек по обмену опытом. Что скрывается под аббревиатурой НТО, сейчас поясню. НТО расшифровывается как Научно-Техническое Общество. Это солидная общественная организация действовала на территории СССР. Первичные ячейки НТО были обязательны на всех предприятиях СССР, независимо от их величины, были призваны продвигать технический прогресс на своём предприятии, перенимать передовой опыт соседей и делиться своим.
Возглавлять первичные ячейки НТО было вменено в обязанность главных инженеров предприятий, поэтому бумажка и пришла на имя главного инженера завода Анатолия Ивановича, (обойдёмся без фамилий). Директором завода работала моя незабвенная супруга Нелли Михайловна, а ваш покорный слуга пахал техником ферментатором и заодно, имея богатый опыт конструкторской работы, помогал модернизации завода.
Само собой, других кандидатур для обмена опытом, кроме меня и Анатолия Ивановича быть не могло и мы уже на следующий день отправились в Тернополь в областной центр НТО за командировочными удостоверениями и небольшой толикой командировочных денег. Получив то и другое, мы обзавелись билетами на "Кукурузник" с маршрутом Тернополь-Симферополь и удобно устроились в креслах. "Кукурузник" взмыл в небо и взял курс на знаменитый полуостров, белые от снега равнины Украины быстро сменились серой оттаявшей землёй Юга с чётко обозначенными клетками сельхозугодий. Не успели мы налюбоваться видами под крылом самолёта, как наш "небесный тихоход" уже коснулся взлётно-посадочной полосы симферопольского аэродрома. По прибытии мы сразу отправились на симферопольский табачный завод. Директором завода, был наш старый знакомый, ранее работавший директором завода в Кызыл-Кия. Само собой встреча земляков была тёплой и неформальной. Мы даже "пригубили" коньячку из директорского сейфа, в заключение беседы, директор вызвал секретаршу и приказал найти снабженца. Снабженец был тоже мне знаком, он тоже бывший Кызылкиец.
-Проведи гостей по заводу и устрой в гостиницу. -приказал директор.
Мы пожали директорскую руку на прощание и отправились на небольшую экскурсию по предприятию. Ничего достойного по обмену мы тут не открыли. Завод ничем не отличался от нашего. Для виду, что занят делом я делал некоторые заметки в тетради, задавал вопросы, а в голове сверлила мысль: "Давай, дружок скорей на выход!" экскурсия наконец закончилась и наш знакомый пригласил нас к себе домой:
-Мы с женой живём вдвоём, у нас есть пустующая комната, так что с ночлегом проблем не будет, да и гостям, да ещё таким, мы всегда рады.
Гостеприимство этой семьи было безграничным, блюда вкусными, а напитки крепкими.
Проснувшись довольно поздно, мы с Анатолием Иванычем решили больше не ходить на симферопольский завод, а немедленно ехать в Феодосию на табачную фабрику. Наш друг подвёз нас на своём "Москвиче" к автостанции, мы попрощались и вскоре автобус покатил нас по плуострову в сторону Феодосии.
В Феодосии, мы сразу по прибытии, посетили фабрику, отметили командировки, и договорились с главным инженером о завтрашней "операции" по обмену опытом. Рабочий день уже подходил к концу, главный инженер вызвал человека, который должен был устроить нас в гостиницу и вскоре, мы усталые и голодные сидели в рабочей столовой. За обедом Анатолия Ивановича озарила интересная мысль:
-Виталий Иванович-обратился он ко мне- Я вот подумал немного и решил, что с заданием ты справишься и без меня. Давай сделаем так, я сейчас же уеду в Судак, там в Новом Свете, на заводе шампанских вин работает главным технологом мой приятель по институту, а ты управишься за один день и после завтра в три часа дня я встречу тебя в Судаке.
Я проводил Ивановича до автостанции, ознакомился с расписанием автобусов и вернулся в гостиницу, роль которой выполняла комната в общежитии фабрики.
На следующий день я вместе с работниками фабрики с началом смены был на проходной. Главный инженер, как и было договорено выделил мне человека для глубокого ознакомления с фабричными новинками. Я добросовестно всё записывал, рисовал схемки и набрасывал эскизы, до обеденного перерыва я успел сделать всё, что было необходимо, отметил командировку, а когда стал уходить, человек, знакомивший меня с фабрикой, пожал мне на прощание руку и вручил свёрток.
-Виталий Иванович, прими от меня этот подарок, здесь наши фирменные сигареты "Красноармейские".
Я, естесственно, не стал жеманничать, принял подарок, рассыпаясь в благодарностях попрощался и отправился к себе, развернув свёрток я насчитал ровно пятьдесят пачек фирменных феодосийских сигарет, это был очень щедрый подарок. Немного отдохнув, я решил пройтись к морю. Я не из ценителей архитектуры, поэтому город мне запомнился только набухающими почками на деревьях. С моря дул лёгкий ветерок и поэтому шум прибоя был слышен задолго до приближения к морю. Полюбовавшись на море, корабли на рейде и идущие вдалеке у самого горизонта, я отправился в музей Айвазовского. Картины меня очень впечатлили, я подолгу стоял и перед большими полотнами и перед маленькими. Налюбовавшись картинами я отправился к себе, лёг в кровать и крепко заснул до утра.
Утром я приобрёл билет на междугородний автобус до Судака и через какое то время был уже там. До назначенной встречи с Анатолием Ивановичем было ещё довольно времени. чтобы побродить по окрестностям этого небольшого городка. Конечно первым делом я направился к развалинам генуэзской крепости. Эти развалины производят сильнейшее впечатление, не тем что они собой представляют в качестве архитектуры, а как прикосновение к историческому прошлому этой земли. От них просто веет духом древней Истории Крыма. Побродив у развалин я сбегал к морю на пол часика, а тут и подоспело время встречи.
Анатолий Иванович немного запоздал, но это не имело особого значения и я не стал упрекать начальство в отсутствии пунктуальности. В Новый Свет мы поехали в задрипанном ПАЗике. Обычная грунтовая дорога, радовала обилием камней и колдобин. ПАЗик трясло, подбрасывало и проваливало, восемь километров потянули на сорок, но тем не менее до Нового Света мы добрались благополучно и даже без травм.
Вылезли мы из ПАЗика перед огромным зданием, чем то напоминающим древние шотландские замки. Трёхэтажное здание, стены которого заканчивались зубцами наподобие кремлёвских, впечатляло, хотя с моей точки зрения никакой художественной ценности оно не представляло. Это был замок князя Голицына, в котором нам предстояло прожить цэлых три дня. Толщина стен в замке поражала воображение. Они были толще одного метра и в стенах были устроены огромные ниши.
Апартаменты главного технолога завода шампанских вин располагались на последнем третьем этаже, куда вела узкая, крутая лестница. Из огромной высоты окна, далеко внизу, была видна узкая, глубоко врезанная в берег бухта. Там у при чала стоял по погрузкой корабль.
-Хозяин через пол часика придёт. -обьявил Анатолий Иванович, открывая дверь ключом.
Мы прошли на кухню, где Анатолий Иваныч повёл себя как хозяин. У технолога был холодильник! Иваныч открыл дверцу, достал оттуда какие то продукты, поставил на стол, достал с полки два бокала и налил в них, из графина на столе, полупрозрачную жидкость.
-Ну с прибытием в Новый Свет!
Мы чокнулись и выпили напиток небольшими глотками. Это было вино "Сальватер"-основа "Советского Шампанского". На кухне стояли две бутыли с этим божественным напитком, одна начатая, другая полная под пробку. Бутыли были то ли по восемнадцать литров то ли по двадцать четыре, несметное богатство.
-Я его вместо воды употребляю -сказал Иваныч и наполнил бокалы вновь.
Только мы опорожнили бокалы, как на кухне обьявился хозяин, мы познакомились и уже втроём выпили. Правда меня удивило что хозяин глотнул из бокала всего один маленький глоточек. Потом мне Анатолий Иванович сказал, что друг его совсем не пьёт, но это было потом, а сейчас технолог обратился ко мне:
-Пойдём, я покажу тебе коллекцию.-с этими словами он встал из-за стола и повёл меня в большой зал, где стены были увешаны громадными шторами от пола до потолка, а это пожалуй пять метров, не меньше. Шторы закрывали ниши в стенах и когда хозяин развёл их в стороны я ахнул: в нишу были встроены деревянные полки на которых стояли бутылки, от пола, до потолка. это были иностранные бутылки разных форм, каких я в жизни не видывал и знать не знал, что такие есть на свете. Я не знаю сколько было у него бутылок в двух одинаковых нишах. Но знаю точно, ни один советский "Гастроном" не мог похвастать и десятой частью этого разнообразия.
Там я увидел вина и крепкие напитки о которых только читал в романах зарубежных писателей. Напитки были из многих стран и со всех континентов. Я стоял и смотрел на всё это великолепие, примерно так, как Джорж Буш, будучи в Кремле и увидев карту России открыл рот и так и не смог его закрыть до конца осмотра Грановитой палаты.
Технолог рассказал, что собирать коллекцию ему помогают моряки иностранных судов, в обмен на "Советское шампанское", так что собрать такую коллекцию ему ничего не стоило. Кроме коллекции у него была ещё небольшая кладовка где стояло несколько бутылей большой ёмкости со спиртом. "Сальватером" и армянским коньяком.
-Коньяк мне привозят друзья из Армении, притом в больших количествах. Если бы я ставил эти бутылки на полки то коллекционные вина некуда было бы ставить. Вот я и выливаю содержимое бутылок в большие ёмкости. Ну а спирт добываю на родном заводе, как и "Сальватер"
На следующий день Анатолий Иванович ушёл на завод вместе с хозяином, где собирался поработать на линии, а я отправился побродить по окрестным горам, полюбоваться на море и купить продуктов для питания. Во второй половине дня, Иваныч вернулся с завода, мы приготовили обед и предались пьянству на кухне. Отпили по паре рюмок коньяку, потом по паре рюмок "Сальватера", запили всё это дело каким то вином, оставленным для нас хозяином, потом повторили всё это в обратном порядке и когда технолог пришёл с работы, мы были уже в очень приподнятом настроении и приветствовали его восторженными криками.
Второй день нашего пребывания в замке, мало чем отличался от первого, а утром третьего дня стал вопрос, что нам брать с собой из всего этого винного богатства в дорогу. Задача эта только с первого взгляда казалась простой, но когда перед тобой уравнение с многими неизвестными (вина из коллекции), то решить её очень даже трудно. Приятель Анатолия Ивановича предложил нам с десяток разных вин из своей коллекции, которых было по несколько бутылок каждого, а так же крепких напитков типа разных виски, ромов и прочих. После долгих раздумий мы решили, что везти надо не количество жидкости, а градусы. Для наших жён возьмём по паре пузырей "Советского Шампанского", столько же "Сальватера" а сами обойдёмся бутылкой коньяка и несколькими бутылками спирта. Иваныч с технологом притащили с завода пустые бутылки для шампанского ёмкостью 0,75 литра и мы разлили в них, в соответствии с задуманным, все жидкости, кроме шампанского, которое уже имело заводское оформление. Покончив с этими делами, мы тепло попрощались с гостеприимным хозяином и отбыли в Судак, откуда автобусом в Симферополь на аэродром местных авиалиний.
Купив билеты до Тернополя, мы дождались обьявления о посадке и направились к самолёту. Само собой пешочком от зала ожидания по лётному полю, к скромно ожидающему "кукурузнику". В каждой руке по тяжеленной авоське, режущей кожу на руках. И ведь не сменишь руку: обе заняты. Подходим к самолёту, направляемся к трапу и тут нас останавливает жест пилота следящего за погрузкой.
-Стоп ребята! Ваша ручная кладь больше тянет на багаж. Время ещё есть сбегайте взвесте и оплатите что окажется сверх ручной клади.
-Командир, а давайте всё что сверх ручной клади мы оставим на месте, в пилотской кабине.- с этими словами Анатолий Иванович вытащил из авоськи две бутылки со спиртом завёрнутые в газеты. -Здесь чистый спирт, можете проверить.
Глаза пилота радостно заблестели.
-Верю, верю! Проходите.
Мы влезли в "кукурузник" Поставили свои авоськи в хвосте, самолёт вырулил на взлётную. немного пробежался по ней, подпрыгнул последний раз на кочке и полетел.
Вот и Тернополь. Вылетая из Симферополя мы собирались по прибытии в Тернополь позвонить моей супруге, чтобы она выслала за нами служебную машину, старенькую "Победу", которая больше стояла на ремонте, чем ездила. Но за время нашей командировки, ситуация на Тернопольщине сильно изменилась. Все эти дни стояла тёплая погода и снег резко начал таять, а поскольку мёрзлая земля не могла впитывать воду, то все ручейки, овраги и реки вышли из берегов, заливая окрестности в том числе и дороги. Дорога на Кременец была перерезана талыми водами у посёлка Вышневец и раньше, чем через два три дня о восстановлении движения нечего было и думать. Пришлось на последние рублики покупать билет на самолёт до Кременца. Кроме нас на Кременец есть ещё шесть человек. Мы гуськом проходим по лётному полю, садимся в самолёт и ждём взлёта, но проходит десять, пятнадцать, двадцать минут, а самолёт стоит как вкопанный. Наконец из кабины выходит пилот и просит всех выгрузиться, так как в Кременце раскисла полоса и садится на нём рисковано. Народ загалдел, завозмущался, мол мы билеты купили.
-Билеты можно сдать и вернуть деньги. -сказал пилот.
-А рейс отменяется по прямому указанию или на ваше усмотрение?- поинтересовался кто то из пассажиров.
-Да мы решаем! Вот и решили не рисковать.- сказал пилот и при этом пристально посмотрел в глаза Анатолия Ивановича.
Анатолий Иванович, хоть и был ещё молодой и не совсем обкатанный жизнью, но совсем не дурак и сообразил, что к чему мгновенно. Он встал со своего кресла и направился в кабину пилотов, пилот последовал за ним, Не прошло и двух минут, как Анатолий Иванович вернулся и сказал мне:
-Ну теперь твоя очередь.
Я тоже не был дураком, быстро сбегал в хвост достал два газетных свёртка и отнёс в кабину пилотов. Через некоторое время. после недолгого разговора пилотов с диспетчером наш самолётик резво запрыгал по полю и радостно рванулся в Кременец.
Я так думаю, что симферопольские летуны поделились с тернопольскими о нас и они решили воспользоваться ситуацией, что им вполне удалось. А вот и посадка. Самолёт касается полосы и жидкая грязь воздушной струёй от пропеллера забрызгивает иллюминаторы в салоне, но кабина пилотов впереди и само собой никакого риска при посадке.
звоним из аэропорта моей жёнушке и через пол часа, наша старушка "Победа", принимает нас в свой кузов и мы на всех парах мчимся по самой длинной Кременецкой улице к дому. Так закончилось наше короткое путешествие в Крым.

А отчёт о командировке я составил. Когда я через пару недель после восстановления движения по шоссе Тернополь -Кременец, прибыл в областное управление НТО и вручил отчёт сотруднице этого учреждения, она была изумлена. Отчёт был составлен по правилам, которые я выучил учась в Кызыл-Кийском горном техникуме. На обложке, которой являлась папка с скоросшивателем, крупным чертёжным шрифтом было написано: "ОТЧЁТ", а ниже на машинке отпечатано " о командировке в Крым по обмену опытом". Внутрення часть папки содержала десятка полтора страниц с чертежами схемами и машинописным текстом.
-Боже мой, да вы умница! - воскликнула дама.
-Я такого отчёта никогда в руках не держала. Вот посмотрите какие отчёты составляют наши командированные.- с этими словами она достала папку и подала её мне. Я раскрыл папку, в ней были обыкновенные тетрадные листы написанные от руки, в которых скупо, почти телеграфически было написано: "посетил предприятие (название), познкомился с новинками, которые буду рекомендовать на своём предприятии." Далее шёл перечень новинок, без описания, просто перечень и всё. Ниже подпись.
-Я ваш отчёт теперь буду держать за образец -сказала сотрудница, проливая бальзам на мою душу. Ну а кому не понравится такая оценка труда? Не ищите, таких нет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments